Ваш город Москва (по умолчанию)

Эл Ди Меола хочет быть композитором, а не виртуозом

Эл Ди Меола хочет быть композитором, а не виртуозом
08 июл 2018

Мелодическое наступление

Эл Ди Меола возвращается к тому, что любит — быть скорее композитором, чем виртуозом.

Во время съемок промо-ролика к своему новому альбому «Opus» Эл Ди Меола довольно опрометчиво отметил, что это первая работа, созданная им в состоянии глубокого личного счастья. С тех пор, по его мнению, пресса раздула из этого заявления слишком много всего. (Признаемся, мы спросили его об этом в первую очередь)

«Теперь меня об этом постоянно спрашивают», говорит Меола, «По правде говоря, это невероятно счастливый период моей жизни. Я вновь женился, пережил не самые приятные времена, но я до сих пор занимаюсь музыкой, чем и горжусь. Тем не менее, перед записью я немного волновался. Можно ли вообще писать музыку будучи счастливым? Пришлось немного поднапрячься и преодолеть эти сомнения.»

Новый альбом показал, что эти опасения были небезосновательными — в нем присутствуют как приятные и красивые, так и тревожно-мрачные композиции гитарного виртуоза. Альбом с участием кубинского пианиста Кемуэля Ройга и марокканского перкуссиониста Рани Крия включает в себя 11 композиций, которые образуют палитру, в которой присутствует танго «Escapado», джазовая композиции «Insieme» и старомодная рок-песня «Notorious». Несмотря на то, что в альбоме местами присутствует скоростная игра Меолы, его поклонники могут быть разочарованы новой работой, особенно те, кто ищет в нем виртуозность времен Return to Forever, когда Эл Ди Меола завоевал популярность — главным образом в альбоме звучат электрогитарные соло под аккомпанемент классической гитары.

«Чем дальше, тем больше я люблю играть на акустической гитаре», говорит он. «Такие гитары отделяют мужчин от мальчиков. На электрогитаре ты можешь играть свипом, или делать хаммер-он, при этом слушатель думает, что ты играешь 20 нот, но это не так. Играя на акустической гитаре, техника правой руки выходит на передний план. Нельзя иметь слабую технику, придется отработать артикуляцию, а такие вещи даются непросто.»

Вы планировали сделать свой последний альбом «Elysium» полностью акустическим, но позже добавили электрогитару. К созданию «Opus» вы подходили так же?

Не совсем. «Elysium» был именно акустическим. Электрогитара в нем играет второстепенную роль. Мой друг, по совместительству мой бывший гитарный техник, дал мне совершенно потрясающий набор педалей, над которым он работал. Я никогда особо не пользовался педалями, но тогда я подумал, что стоит попробовать ради расширения горизонта. Так вот он принес свой Les Paul и эти педали, подключил и мне все это понравилось. Музыка для альбома была написана на акустической гитаре, но я подумал: «Ладно, кое-что запишу на электрогитаре.»

На новом альбоме есть песни, как например, «Broken Heart», которые изначально были задуманы с участием электрогитары. Для композиции «Soaring Through a Dream» я придумал мелодию, которая была легкой, воздушной и акустической. И на этот раз я наложил акустическую ритм-партию на электрогитарное соло. Эта мелодия должна была звучать плавно и красиво, а это лучше было реализовать при помощи электрогитары. Все аккордовые партии записаны на акустической гитаре, поскольку так они звучат более сочно.

Почему вы считаете, что в последнее время вам приятнее и комфортнее играть на акустической гитаре?

Наверное, это естественный ход вещей. Мне повезло, что в свои 20 лет я прислушивался к своему разуму. Будучи в Return to Forever, мы играли короткие и яркие акустические соло и замечали, что слушателю это нравится. Акустика всегда была частью моих выступлений, это стало традицией. После этого, в 80-е годы, когда я работал в трио с Пако Де Лючия и Джоном Маклафлином, это просто потрясло мир. Мы продали почти 8 миллионов альбомов. Люди так прониклись этим звучанием, что я начал видеть в нем свое будущее.

Какие гитары вы использовали при записи «Opus»?

Основной гитарой была полноразмерная классика Conde Hermanos. Она 1982 года выпуска, и возраст сделал ее только лучше. Я никогда не работал с ней в студии, но после записи нового альбома я понял, что лучшего звука у меня не было. Для записи «электрических партий» я использовал PRS, который Пол Рид Смит сделал собственноручно. Это черная гитара, похожая на Les Paul. Она великолепно звучит. Гитару я подключал к специальному комплекту педалей и затем в усилитель Fuchs.